Все будет заебиз знакомства

Все будет зае.бись ))), kiechalteche.tk

все будет заебиз знакомства

Free mobile social dating with millions of guys and girls from all over the world on Мобильные знакомства на kiechalteche.tk! Register, meet and chat. Всё о малом бизнесе Главная задача гуру предпринимательства Между тем, вряд ли кто-то будет оспаривать эффективность таких книг и выступлений. В чем же Вернутся с опытом, с пользой от новых знакомств и контактов. Сайт бесплатных знакомств с самым оптимистичным названием Мобильные знакомства на Украине. Все анкеты сети Mamba в одном мобильном.

Да и то мне казалось, что сделано это было зря. И знаю про еще десяток подобных аварий. Без подробностей, но примерное время и само событие — знаю. Сам посуди — вдруг приходит кудато Павлов и говорит — в сентябре будет землетрясение, а в декабре рванет трубопровод, а потом столкнутся два парохода… Что ему на это скажут?

А его просто спросят: И ему придется либо сдать тебя, либо ступить самому на сомнительную дорожку предсказывания, либо стать иностранным агентом, подготовившим все эти диверсии. Все варианты — не айс, как ты говоришь. Куда ни кинь, всюду клин. И мне пришлось с ним согласиться. К национальному празднику — Дню Независимости восемьдесят шестого года, наши бумаги появились на биржах. Американской фондовой бирже в НьюЙорке, куда так стремился Захар, и на Среднезападной фондовой бирже в Чикаго, где уже была внедрена во многом экспериментальная система автоматических торгов.

На этом настоял наш инвестиционный консультант, апеллируя к какимто юридическим тонкостям, в которых всем было недосуг разбираться. Как и предполагалось, небольшой ажиотаж, созданный машинерией Рассела, поднял котировки в первый же день появления на биржах нового эмитента — чуть выше верхнего предела цены размещения. Но это было только начало. Пока мы разбирались с биржей, Чарли послал к бывшей жене Джоша какихто людей и за сто тысяч она пообещала навсегда отстать от нашего Келлера.

Обещанное ей выплатили акциями "Винокурен КеллераКоллинза" — никто не собирался отдавать ей настоящие деньги. Став публичной компанией, "Винокурни КеллераКоллинза" получили сто тридцать миллионов долларов. Это было больше вдвое, чем сумела выручить "Майкрософт", тоже в марте впервые вылезшая на биржу — это еще были времена, когда реальный бизнес ценился дороже непонятных программ.

Билл Гейтс со товарищи смогли добиться от инвесторов лишь шестидесяти восьми миллионов, половину из которых обеспечили мы с Захаром и Расселом. Насколько я помнил, в первый день торгов бумаги "Майкрософт" подорожали с 21 доллара до 28ми, но с нашими усилиями они легко перешагнули порог в 31 доллар.

Билл должен был быть чрезвычайно доволен. Да и я в него верил. Свои сто тридцать миллионов мы разделили следующим образом: Разумеется, цены на ликероводочные предприятия южного штата взлетели до небес и те немногие заводики, что были перекуплены нами заранее — когда шла атака на производителей бурбона — обошлись Джошу в восемьдесят миллионов.

По крайней мере, так должны были думать всякие фискалы и иные любопытные до чужих карманов структуры. Оставшиеся десять миллионов составили оборотный капитал нового флагмана алкогольной промышленности — на выплаты ежемесячных процентов, расчеты с поставщиками Меньше чем за год мы увеличили наш капитал в десять.

И обладали при этом еще двенадцатипроцентным пакетом голосующих акций "Винокурен КеллераКоллинза" типа В. Отличались они от бумаг класса А, вращающихся на бирже, тем, что каждая бумага давала ее обладателю десять голосов против одного в акции А. Таким образом, контроль за новорожденным бурбоновым монстром оставался за нами. Этот пакет тоже оценивался почти в двадцать миллионов. Правда, попытайся мы сбросить эти активы быстро — рухнет весь карточный домик "капитализация", но зато под них всегда можно было взять кредит.

Итого для серьезной игры у нас было уже почти сто миллионов. Конечно, мы не собирались хоть какимто образом развивать фирму Джоша — ее уже было бы пора бросить, но рынок вносил свои коррективы: Несмотря на то, что общий объем производства виски уменьшился чуть ли не в полтора раза, несмотря на не самые радужные отчеты, инвесторы покупали бумаги "Винокурен". Теперь уже запущенная нами система тянула нас. Захар смотрел на сделанное с академических позиций, внушенных ему в его школе делового администрирования.

И все, что он видел, шло вразрез с этими установками. Мы не изучали рынок, нам было наплевать на потребителя, нам было неинтересно состояние сбытовой сети, мы не считали логистику предприятий и уж совсем бездумно относились к традиционной бухгалтерии, позволяя себе такие вольности, от которых у любого нормального человека волосы должны были выпасть, а не просто подняться дыбом.

Единственная цель нашего бизнеса состояла в желании вытрясти из американского среднего класса побольше денег в сжатые сроки. И это нам удалось. Как удавалось десяткам других аферистов, сыгравшим в те годы на инвестиционном буме.

Чарли буквально светился от счастья: Подъезжая на нем к "офису", он выглядел очень внушительно — "на миллион долларов". Глядя на него, я и в себе ждал подобных изменений, но они почемуто не приходили. Я тоже решил сесть за руль, и приобрел демократичный, только что появившийся "ФордТорэс". Такая же машинка завелась и у Майцева. А в Союзе в тот год был выпущен "Москвич".

И, посмотрев на его фотографии в какомто европейском автомобильном журнале, прочитав краткое описание технических характеристик, Захар только и нашел в себе слова: Это получается почти пятнадцать тысяч долларов по официальному курсу?

А в пересчете на среднюю зарплату, даже, если принять её за триста рублей, это выйдет тридцать две зарплаты, на самом деле под пятьдесят. Похоже, прав ты был, Сардж, все, что сейчас делается в Союзе — изначально дороже и хуже. Что в соотношении к зарплате составит примерно пятьсемь зарплат американца.

Но это же совершенно несравнимые вещи: Он на несколько минут задумался, а потом спросил: Может быть, лучше как здесь, как живет весь мир? Полная либерализация цен и пусть каждый выживает как может? А то так и будут машины в два раза дороже и при этом в четыре раза хуже. Я сам об этом думал много раз, и поэтому ответить мне было просто: Но мы говорим о другой стране.

О стране с обширными территориями, которые нужно осваивать, в которые нужно вкладывать деньги. Представь, что там такой же оголтелый капитализм, как здесь? Кто полезет в Красноярский край искать никель, ванадий и прочие железяки?

Кому это нужно будет? Чем такие издержки на инфраструктуру нести, она лучше купит готовый рудник в Африке или Китае. А то вон при случае и наши кубинские друзья, тоже очень богатые никелем, будут рады лишнему доллару. Както же ее развивали? Там и шоссе есть и трубопровод… — Шоссе, насколько я помню, появилось во время войны только изза угрозы захвата аляскинских нефтепромыслов японцами. Да открой любой справочник — Аляска самый большой и самый малонаселенный штат. Вся промышленность — добыча ресурсов вахтовым способом, да лесозаготовка с охотой.

Не было бы там нефти — не было бы и этого "развития". Можно и Сибирь с Дальним Востоком подобным образом "осваивать", если бы не наличие под боком перенаселенных Китая и Японии.

Которым всегда эти малонаселенные земли казались вкусным куском. Нет, они тоже не станут "развивать" эти холодные просторы. Просто, когда ресурсы подорожают настолько, что добыча их в любом месте за полярным кругом станет выгодной, они возьмутся за освоение. Только беда в том, что когда это время наступит, русских там уже не окажется — все переедут в более благополучные районы страны. Так вот, чтобы этого не случилось, нам и нужно развивать в тех краях инфраструктуру, готовить земли к освоению будущими поколениями, а это возможно только при плановой экономике, для которой тридцатилетние вложения средств в проект — не очень далекая перспектива.

А вот для частной лавочки даже всего десять лет бездоходных инвестиций — прямая дорога на паперть. То ли я был убедителен, то ли Захар разделял мою точку зрения, а, может быть, слепо доверился моему "дару", но спорить со мной дальше он не стал и к этой теме мы больше не возвращались. Целый месяц мы не могли решить, что делать. Пока однажды в офис, уже после окончания рабочего дня, когда наши неутомимые помощницы ушли по домам, не заявился Чарли и не сказал: Даже, скорее, хорошо, чем плохо.

Только после этого Захар сообразил спросить: И я тоже влез с вопросом: Чтото такое я предполагал и поэтому даже не особенно удивился. Павлов ведь должен знать, что это его деньги, что распоряжается ими. Поэтому, наверное, и проверяет — будем спорить с его решением или нет? Понятная позиция, хотя и глупая.

Потомто вернет, скорее всего… может быть… А Захар возмутился: Чарли показал глазами вверх: Похоже, там дела вообще плохи. Я еле уговорил оставить нам половину. Они очень довольны тем, что мы сделали за последний год, но выбора у них особого тоже. Неужели там непонятно, что нельзя резать курицу с золотыми яйцами? Может быть, на эти деньги они купят свинину в Дании или зерно в Канаде, чтобы твои предки могли пожрать не хлеб с опилками, а чегонибудь повесомее.

Да не так уж и мало у нас останется. Короче, пятьдесят миллионов я отдал. Возможно, он искренне считал, что сделал благое дело, но мои иллюзии рассеялись. Если на Павлова надавили так, что пришлось показать и распотрошить кубышку — дело плохо.

И мне было совершенно наплевать на планы Горбачева и его сподвижников. У меня были. В которые никак не вписывалась благотворительность. Ято знал, чего стоят их экономические способности.

Максимально, на что годились их эксперты и советники — писать программы вроде так и не принятых хватило все же мозгов " дней".

Они все жили в каменном веке и мыслили категориями доисторических эпох.

все будет заебиз знакомства

Наши пятьдесят миллионов они отправят на подкуп какихнибудь африканских царьков, и те целый год будут прыгать по саванне с автоматами под красным флагом. А потом наши старшие товарищи опять полезут в наш карман. И с этим мириться я не имел права. Мы действительно на пустом практически месте заработали для этих людей пятьдесят миллионов валюты и все, что получили — заверения в искренней благодарности? Как бы не так!

Я был в бешенстве, но вида не показал. Наоборот, набулькав себе, Захару и Чарли в стаканы такие же дозы, как только что выпитая Расселом, поднял свой сосуд вверх и сказал: Уже все, что мы сделали, было не зря! Разве не для этого мы здесь? С успехом вас, парни! Чарли выпил залпом и вытер губы рукавом, я смаковал виски маленькими глотками, а Захар держал свою посуду в руке и не мог принять решения: Я легонько кивнул головой, показывая ему, что не сошел с ума и все прекрасно понимаю.

Он всегда курил, когда выпивал. А поскольку выпивал он нечасто, то и курящим мы его почти не видели. И сейчас мы в куда более лучшем положении, чем в тот день, когда мы познакомились? Есть трест, есть планы на будущее, есть уверенность в своих силах, есть желание поработать — что еще нужно мужчине? Захар слушал, сидя к Расселу вполоборота, и я видел по его мятущемуся взгляду, как желание возразить борется в нем со здравым смыслом.

Он понимал, что Чарли не должен знать о наших истинных целях. Майцев налил в свой стакан немного бурбона, и я успокоился за него: И еще я им сказал, что хорошего помаленьку. Они не станут нас дергать чаще одного раза в год. Но зато каждый раз станут забирать половину.

И вот здесь мои счеты в голове заработали с удвоенной силой. Сейчас они запросили половину стоимости "Келлера". За вычетом банковской задолженности. Столько примерно и получили. Посмотрим, сколько объявят, столько и дадим.

Это же не какимто там чучмекам. Это нашим людям все пойдет. Счеты в моей голове едва не навернулись от перегрузки. С такой бухгалтерией я был категорически не согласен.

Хренка с бугорка, а не половину! Да и вы тоже не зависайте здесь до утра. Он вышел, и только за ним закрылась дверь, как Захар набрал в легкие воздуха, выкатил глаза из орбит и собрался заорать на меня или на неведомых экспроприаторов — мне было недосуг разбираться! Пока он не сорвался в крик, я тоже сделал "страшные" глаза, но указательным пальцем показал Захару знак — заткнуться.

А на бумаге написал: На твоей или на моей поедем? Обе машины сейчас стояли на стоянке под офисом, но лезть за руль мне не хотелось — нужно было обдумать ситуацию. Мы доехали до моста через Огайо и Захар припарковал машину. На набережной возле речного порта мы встали над рекой и долго молчали.

Ни Павлову, ни Горбачеву, ни черту с рогами! Если им нужны деньги — пусть зарабатывают! У них возможности не в пример выше наших. Если я правильно помню, то когда в начале девяностых зайдет речь о золоте партии, говорить будут о суммах близких к десяти миллиардам. Эти деньги должны быть у.

Захар громко расхохотался, заглушая гудок какогото припоздавшего буксира. Дуракам деньги ни к чему. Ледорубом по башке или еще. За такие деньги взорвут просто половину города. И быть в это время в другой его половине. К тому же после девяносто первого им станет вообще не до. Но в любом случае — мне нужно встретиться с Павловым.

Не играть в глухой телефон через твоего ньюйоркского знакомца, а встретиться самому. И играет за. Он, скорее всего, нас и положит, когда получит приказ. Я впервые с момента заявления Рассела подумал о нем. Мимо нас, сверкая огнями, проплыл какойто пароход, исторгающий в приходящую ночь шум, гомон и громкую музыку. Захар проводил его взглядом и повернулся ко мне: Мы с самого детства были приучены, что всегда есть "старшие" товарищи, которые помогут, направят, разберутся.

Которые накажут и поощрят. И Чарли намеренно или невольно стал для нас таким "старшим товарищем". Он все знал, многое умел, обладал миллионом нужных и ненужных знакомств, в общем, за без малого два года у нас вполне сформировался образ "доброй феи", опекающей наши интересы и помогающей во всех начинаниях. Он даже както перестал восприниматься как живой человек — просто оченьоченьочень толковый помощник, механизм, безотказный инструмент.

Но ведь в его голове тоже происходили какието процессы. Я повернулся спиной к ограждению набережной и сел на корточки.

Так, как еще никогда прежде не. Такое ощущение, что меня поимели. Если бы ты был на службе, ты бы тоже… Захар опустился рядом, усевшись на пятую точку. Мне жаль, но так и.

все будет заебиз знакомства

Помнишь, в прошлом году газеты много писали о Гордиевском? Который британцам сдал всю нашу разведку? Ну, он еще с Рейганом встречался? Ты слушай бриттов больше — "мир спас"!

Все будет зае.бись )))

Эти мастера даже местным кликушам фору в сто очков дадут. Разозлив сам себя воспоминанием об этой мрази, я сплюнул. И в который раз подумал, насколько сильная вещь пропаганда и как плохо ею владели советские коммунисты. В сравнении с иными мастерами — дилетанты, возомнившие о себе невесть.

Хорошая ложь рассчитывается не на пятилетку и внедряется в сознание обывателя медленно. Нет, ты, наверное, ошибаешься?

На что мог рассчитывать Чарли, или кто он там был на самом деле, по возвращении домой? На тихую полковничью должность, преподавание в какойнибудь закрытой разведакадемии, приличную пенсию, очередь на "Волгу"? Что это по сравнению с пятьюдесятью миллионами долларов в ценах восемьдесят шестого года, лежащими на другой чаше весов?

Он мог стать первым российским олигархом — если все правильно сделает. Стать вместо господина Марка Рича "Крестным отцом Кремля". Кто передает информацию в Москву о наших делах? Только с его слов там могут знать, как у нас движется бизнес, сколько у нас денег и какие впереди перспективы.

Запасной контакт в НьюЙорке — он и есть запасной: И Чарли о нем не знает. Кто распоряжается деньгами на счетах? Кто знает здесь все ходы и выходы и может легко пропасть, затеряться, а то и по стопам Гордиевского в ФБР пойти?

По всему выходит, что ему сам бог велел задуматься о предательстве. Подумай, с чего бы Павлову светить свою мошну перед товарищами, о которых он точно знает, что они заведут страну в тупик? Нет, Зак, это инициатива Чарли.

И ничем ему это не грозит. Захар вскочил на ноги и замахал руками: Сейчас он думает, что нашел себе отличную кормушку на старость и, помяни мое слово, еще несколько раз постарается провернуть свой гешефт. Черт, столько мыслей в голове! Если мы его напугаем, он сдаст нас, не задумываясь ни на минуту.

Еще и орден от Конгресса получит. Какуюнибудь "Серебреную звезду" или "Пурпурное сердце" — что там у них за предательство положено? Вот тебе еще один МальчишПлохиш. За банку варенья и коробку печенья.

Я опять надолго задумался. Захар тоже замолчал, провожая глазами очередную баржу, трудно ползущую вверх по реке. Толкающий ее буксир еле слышно тарахтел дизелем. Слышен был плеск волн, разбивающихся о берег. И береговые птицы, которых всегда много возле каждой реки, чтото беззвучно делили на носу баржи. Кажется, пришло такое время. Пятьдесят миллионов — это не шутка. Мне и самому было жалко этих денег.

Да и пригодиться они. Черт, как же все запуталось благодаря Чарли! Если мы оставляем все как есть, принимаем сказанное Расселом за чистую монету и продолжаем трудиться, как ни в чем не бывало, это значит, что и дальше он будет крысятничать. Пока не поймет, что увел слишком много и может подавиться. А он не дурак. Он поймет это достаточно.

Тогда он либо сдаст нас в ФБР в обмен на гарантии безопасности и неприкосновенности денег. Либо постарается исчезнуть — но это вряд. Потому что тогда мы кинемся искать контакты, выйдем на наших, все доложим, и его начнет искать вся заграничная резидентура ГБ. Ну, он так должен думать. Значит, просто побег его не устроит. Значит, получается, у него два пути: Либо нас гденибудь закопать, а самому потеряться. Я бы выбрал первый вариант. И нашим планам. Вот как такто, а?! Тогда его отзовут, но он никуда не вернется — сорвется сразу и хуже всего придется опять нам с.

Либо сразу нам не поверят, и начнется проверка, которую он, может быть, заметит, а может быть, и.

Confirmez que vous n’êtes pas un robot

Проверка остановит все операции, затормозит нас на бог знает сколько времени, но покажет, что мы правы. Будет ли он ждать? Не заготовлена ли у него на этот случай какаянибудь хитрость? Ведь оперативное управление капиталом — на. Все равно получается, что теперь нам уже нельзя отпускать Чарли.

free life (дневник) | Покер форум | GipsyTeam

Наша с тобой дальнейшая жизнь тоже сильно зависит от его самочувствия. Чем оно будет хуже, тем нам будет легче. Некоторые из них катили допотопные деревянные велосипеды. Я смотрела на этих диковинных мастодонтов, и понимала - когда-то в моей жизни я уже видела. Видела, и даже трогала. Память услужливо зашелестела пыльными страницами и ладони словно ощутили шершавую поверхность неошлифованной занозистой древесины.

Я не знаю, откуда пришёл этот образ и твёрдая уверенность, что эта уже когда-то случалось - дэжавю. Может это из раннего-раннего детства, а может из прошлой жизни. Так что, скорее всего это из моего детства. А может из детства моей мамы. Здесь было всё по-другому, не так, как в Кении и Уганде. Я сказала своим спутникам, что здесь, на этой дороге, ко мне пришло чувство: Всё было иначе - сумрачные лица людей, тени от деревьев, сомкнувшиеся над узкой дорогой, сумрак в глубине банановых зарослей, деревянные велосипеды, стайки детей, испуганно разбегающиеся при виде белого человека, открывающего оkно машины.

Я не знаю, как объяснить это словами - всё на уровне ощущений, на уровне ассоциаций. Помню, как пришло это чувство в бирманской глубинке, когда солнце садилось в бамбуковый лес, узкая речушка несла свои бутылочно-зелёные воды, и дети купали волов в этой позолоченной закатным солнцем воде. И в Южной Америке была своя минута осознания, и вот сейчас - в Конго Мы ехали по этой разбитой платной дороге и от дикой тряски и прыжков на ухабинах время от времени шмякался привязанный к крыше нашей машины багаж.

Вторая машина останавливалась, чтобы подобрать то двадцатилитровую бутыль с водой, то мой рюкзак, то драгоценную сумку с харчами. Эммануэль увещевал - не надо фотографировать людей без их позволения - им это не нравится и может вызвать негативную реакцию. Честно говоря, ничего удивительного для меня в этом нет - такая-же нелюбовь к фотографированию присуща жителям Боливии, Гватемалы, и многих других стран. Я не могу сказать, что почувствовала агрессию, исходящую от местных жителей.

Да, сначала смотрели хмуро, настороженно, по подавляющее большинство улыбались в ответ на улыбку и отвечали приветствием на приветствие. Идёт навстречу злобная тётка, а ты ей с улыбкой: Они улыбались, хотя может они и отвыкли улыбаться - уж очень страшно складывается история этой страны, и может они сами творят её такой страшной и кровопролитной, потому, что не знают другой жизни, не ведают, что можно по-другому.

Не скажу, что перед поездкой в Конго я засела за книжки тетрадки и проштудировала информацию о этой стране - все силы и время ушли на нескончаемую переписку и подготовку к путешествию. Спасибо попутчикам, совершившим краткий исторический экскурс в ходе поездки — Ser-Vala и Еvala прошу считать историческими консультантами.

Ну, и потом самой интересно стало - в последний день этой поездки, когда небо Найроби было затянуто дымом от взрыва нефтепровода, посидела в интернете, почитала. Многое прояснилось и стало на свои места. И стало страшно от осознания, как близко мы соприкоснулись со страной, всё ещё сочащейся сукровицей из ран, едва покрытых тонкой плёночкой кожи.

Так коротко и так близко Огромная страна с несметными природными богатствами - медь, кобальт, кадмий, бокситы, железная руда, алмазы, золото, серебро, нефть, цинк, марганец, олово, уран - более половины мировых разведанных запасов. Чего не хватает для полного счастья?

И раньше небо над этой страной нельзя было назвать безоблачным - но после того, как во время резни в Руанде за дней были зверски уничтожены около миллиона человек, кровавая каша перелилась через край и захлестнула Конго.

Часть беженцев переименовалось в повстанцы и решила повоевать в соседней, приютившей их стране. Провинция Северное Киву ещё три года назад стала местом ожесточённых боёв, город Гома переходил из рук в руки. Вот, качнула из интернета - к чему пересказывать. На минуточку задумайтесь - события трёхлетней давности: Битва за Гому — сражение за столицу конголезской провинции Северное Киву между повстанцами-тутси Лоран Нкунда с одной стороны и конголезскими правительственными войсками, поддержанными войсками ООН в октябре года.

Конфликт в Киву разгорелся еще в году и явился отголоском Геноцида в Руанде. Лоран Нкунда заявил, что правительственные войска не способны обеспечить безопасность его соплеменников тутси. В году Нкунда уже пытался захватить Гому, но безуспешно. В январе года было заключено перемирие. Вот в такую мясорубку мы прикатили. Конечно не стоит ждать распростёртых объятий и радушных улыбок на лицах - откуда им взяться - жить в таком кровавом месиве.

все будет заебиз знакомства

Две гражданских войны за последние 10 лет. И информация для размышления - для сравнения: ВВП на душу населения в году — около долл. Короче - не на что нам обижаться за взгляды исподлобья - надо просто попытаться понять.

Понять, и помнить - ничего ещё не закончилось - всё ещё очень зыбко - повстанцы никуда не испарились и не улетучились. Ладно, вернёмся к нашим похождениям. Мы ехали немногим менее трёх часов, и по большей частью по невообразимым рытвинам и колдобинам.

Надо было каждому в руки дать по банке сметаны - к концу поездки обязательно произошло-бы разделение на фракции - сыворотку и масло. Такое вкусное - превкусное домашнее масло - жёлтый комок с капельками влаги на нём. У нас все ассоциации, разговоры и мысли о еде были - что мы будем делать, когда кончатся припасы колбасы? Поскольку сметаной мы предварительно не запаслись, казалось от дикой тряски на фракции разделились все наши тушки - мясо отделилось от костей, а задницы просто отвалились и жили независимой от остального тела жизнью.

В конце концов мы прикатили в Букиму - место, где мы должны были разбить свои палатки предыдущей ночью, но всё сложилось. Скоропостижно выгружаемся, готовясь взять низкий старт -надо спешить - увидеть горилл в их естественной среде обитания, причём постараться сделать это до полудня - времени, когда, по предварительным данным, они вываливаются в осадок для послеобеденного сна. Нас двенадцать, и это слишком много, чтобы идти к одной горильской семье - надо делиться. В окрестностях живут три группировки: Короткая вступительная лекция перед началом трека.

все будет заебиз знакомства

Горные гориллы обитают в Конго, Руанде, Уганде. Их осталось совсем мало - постоянные войны, вырубка лесов Мясо горилл считается деликатесом. Всего в мире осталось немногим больше особей - пытаются сберечь.

Гориллы, которые на лицо ужасные, добрые внутри, к человеку относятся миролюбиво - пока не почуют угрозу для своих детёнышей. Так что от детей надо держаться подалее - как-бы чего не подумали. И убегать тоже ни в коем случае нельзя - могут хорошо отметелить. В случае чего сидеть, прикинувшись пеньком, и голову руками закрывать.